Новости компании

Президент компании «Ренессанс Жизнь» Олег Киселев рассказал в интервью порталу Банки.ру об актуальности страхования жизни в условиях экономического кризиса, об изменении отношения россиян к защите личного капитала, о работе по повышению финансовой грамотности граждан, о новых трендах в отрасли, перспективах развития бизнеса, каналов продаж, продуктовой линейки и о самой сути услуг по страхованию жизни.

- У страховщиков ОСАГО сейчас непростое время: экономический кризис накладывается на кризис в самой отрасли. Как в это непростое для экономики время чувствуют себя страховщики жизни?

- Здесь важно понимать, на кого нацелены продукты по страхованию жизни. В первую очередь, это средний класс. Когда средний класс чувствует себя не очень хорошо, это так или иначе отражается и на услугах, которые ориентированы на данную аудиторию. В моем понимании, первая лакмусовая бумажка состояния среднего класса — потребление кредитов. Люди стали меньше тратить, путешествовать, покупать. Соответственно, у них есть материальные сложности. Вместе с тем у этой ситуации есть и другая сторона, которая напрямую влияет на переформатирование рынка страхования жизни. Во время кризиса люди начинают думать не только о потреблении, но и о сбережении, о защите личного капитала. Изменяется поведение частных инвесторов — вместо доходности с высоким риском на первый план выходят надежность и защита вложений. В период нестабильности растет ценность защиты от рисков — это касается и здоровья, и несчастных случаев. Сбережение и гарантированное накопление личного капитала, надежность инвестиций, защита дохода семьи от различных рисков — именно на это нацелены продукты страхования жизни. Эти факторы способствовали развитию очевидного сегодня тренда в отрасли — замещения кредитного страхования отдельно стоящими продуктами. Клиенты делают осознанный выбор, в первую очередь в пользу программ накопительного и инвестиционного страхования жизни. Это определенно является позитивным для рынка моментом.

- Готовы ли оказались страховщики жизни к кризису?

- Страховщики жизни всегда будут последними, кого затронет экономический кризис. Ведь страхование жизни работает с длинными деньгами, на долгосрочную перспективу. Поэтому макроэкономическая ситуация отражается на отрасли в меньшей степени и значительно позже, чем на том же банковском секторе. Итоги первого полугодия показывают, что рынок страхования жизни продолжает расти, хотя и не так бурно, как в последние пять лет.

- Действительно, рынок растет: по итогам года рост премий составил 17%. А насколько увеличились сборы компании «Ренессанс Жизнь»?

- В 2014 году компания не показала роста по сборам. Мы просели ровно настолько, насколько упал рынок кредитного страхования жизни в России. Однако по итогам первого полугодия текущего года такая зависимость уже не прослеживается. Хотя объемы кредитования продолжают ощутимо снижаться, у нас падение сборов практически прекратилось. Мы заместили выбывшие объемы кредитного страхования жизни премиями от отдельно стоящих продуктов, которые не продаются с кредитами.

- Ни для кого не секрет, что в кредитном страховании жизни сумасшедшая гонка агентских вознаграждений. Согласно статистике, у вас в позапрошлом году агентские вознаграждения составляли 87%, в 2014-м упали до 70%. И сейчас они продолжают снижаться. C чем это связано?

- В условиях падения объемов розничного кредитования наши банки-партнеры смещают акцент на продажи менее комиссионноемких страховых продуктов, не связанных с кредитованием, а также снижают уровень комиссий по кредитному страхованию жизни. Свою роль играет и появление конкуренции между банками за продажи продуктов страховых компаний. Ведь в условиях экономической нестабильности банки активно ищут новые источники комиссионного дохода. Происходит определенное замещение падающих объемов кредитного страхования жизни ростом продаж отдельно стоящих страховых продуктов, в первую очередь инвестиционного и накопительного страхования жизни. Уровень комиссий по ним ощутимо ниже, чем в кредитном страховании. За счет этих трендов и уменьшается размер агентских вознаграждений.

- А вы не считаете, что такие агентские вознаграждения дискредитируют страхование? И вообще, является ли это страхованием?

- О том, является ли финансовый продукт страховым, можно судить по уровню выплат. Если выплаты отсутствуют или стремятся к нулю, вряд ли речь идет о страховании. Но с кредитным страхованием жизни дело обстоит иначе: продукт действительно работает на пользу клиентов, долги перед банками возмещаются за счет страховщиков при наступлении страховых случаев. Мы как страховая компания знаем, сколько выплат осуществляем по этому виду страхования, помогая заемщикам в сложных ситуациях.

За два с половиной года, с 1 января 2013-го по 1 июля 2015-го, наша компания выплатила более 337 миллионов рублей клиентам по кредитному страхованию жизни. Поэтому нельзя сказать, что кредитное страхование дискредитируется: страховые выплаты решают социальные проблемы семей, в которых скончались или остались инвалидами кормильцы, но при этом необходимо погашать кредит. А высокие агентские вознаграждения — это рыночная ситуация. Банки, как агенты, диктуют свои условия, руководствуясь своими рыночными соображениями.

- Дискредитация в том, что эта услуга фактически стоит значительно дешевле. Почему банки могут диктовать такие условия?

- Уровень комиссий определяет рынок. Есть два механизма сотрудничества банков и страховщиков: по агентскому договору и по коллективной схеме. Разница в том, что в первом случае процент комиссионного вознаграждения отражен в договоре, а во втором — скрыт. Мы работаем с нашими банками-партнерами на основании агентских договоров, которые четко показывают уровень комиссий. Некоторые страховщики работают с банками по групповой схеме, при которой агентское вознаграждение банка спрятано внутрь кредитного договора, а фактически находится на том же самом уровне. Нет смысла спорить, какая из схем лучше, какая из них правильная — это скорее вопрос к регулятору. На мой взгляд, честнее работать по агентскому договору. Потому что там все понятно и прозрачно. А по коллективной схеме получается, что банки получают точно такое же вознаграждение, но оно скрыто.

На самом деле все страховщики платят примерно одинаковую комиссию. Рыночные механизмы не обманешь. За счет агентских вознаграждений банки стремятся повысить маржинальность своего бизнеса. И банк, у которого есть кэптивная страховая компания, не будет снижать маржу от продаж ее продуктов. В том числе в сравнении с теми банками, которые сотрудничают со сторонними страховщиками. Кредитование — достаточно низкомаржинальный сегмент. Повысить маржу банки пытаются за счет страхового продукта, который идет в связке с кредитом. Кроме того, он дает им дополнительную уверенность, что кредит будет погашен.

Во всем мире страхование жизни — высококомиссионный продукт. В западных странах многие компании работают по системе авансовой комиссии — advance сommission. Комиссия платится вперед и может составлять более 100%. И это не считается зазорным, потому что является следствием рыночных условий.

- Сейчас, например, разместить депозит в банке через Интернет достаточно просто. Что мешает пойти по такому пути страховщикам жизни?

- У нас просто нет спроса. Страхование жизни — продукт неявного спроса, это продукт предложения. За ним, как за хлебом или молоком, не приходят. Люди, как правило, не хотят заранее задумываться о рисках, связанных с жизнью, — это довольно тяжело с эмоциональной точки зрения. Страхование жизни продается либо как сопутствующий продукт, либо через профессионального консультанта, который способен раскрыть потребительскую ценность и преимущества этого продукта в соответствии с индивидуальными предпочтениями клиента.

Продолжение на портале Банки.ру >>>