Мнение эксперта

Люди и деньги

27.05.2019

Директор «Национального центра финансовой грамотности» (АНО «НЦФГ»), один из главных российских экспертов в области финансовой грамотности, персонального финансового консультирования и планирования Евгения Блискавка рассказала о том, как обстоят дела с финансовым просвещением в России, насколько перспективна профессия финансового консультанта, какой зарубежный опыт мы можем использовать в этой сфере и какова роль страхования жизни в финансовом планировании.

Евгения, Вы работаете в финансовом секторе с 1999 года. В какой момент своего профессионального развития Вы решили заняться именно персональным финансовым консультированием и повышением финансовой грамотности? Почему это произошло?

К финансовому планированию меня подтолкнули вопросы формирования бюджета собственной семьи. В студенческие времена мы столкнулись с необходимостью оплачивать мое обучение, обучение мужа, содержать ребенка. Пришло понимание, что если мы не будем заниматься финансовым планированием, то далеко не уедем. Так сложилось, что в это время я получила предложение от банка заняться развитием направления подготовки финансовых консультантов. Через несколько лет работы нам стало понятно, что без повышения финансовой грамотности населения у финансового консультирования нет будущего. Ведь для неподготовленного клиента ценность таких услуг неочевидна — он не видит для себя выгоды от управления бюджетом. И мы решили развивать проекты по финансовому просвещению граждан.

Из банковского сектора в сферу повышения финансовой грамотности я ушла легко, потому что просвещение интересует меня больше. Человеку нужно показать не столько характеристики финансового продукта, сколько то, как эти продукты могут повлиять на его жизнь, решить конкретно его вопросы. И персональное финансовое планирование — это как раз тот подход, который поворачивает банкиров лицом к клиентам, нацеливает их на решение проблем людей, а не заставляет «впаривать» продукт.

Вы являетесь членом международной Ассоциации финансового планирования (Financial Planning Association). Расскажите, какой зарубежный опыт может позаимствовать Россия для продвижения культуры финансового планирования? А в чем нам лучше идти своим путем?

Сейчас мы видим, что некоторые российские организации пытаются внедрять услуги по финансовому планированию и, во многом ориентируясь на западный опыт, сделать из этого масштабную диагностику финансового здоровья человека по всем параметрам. Появляются анкеты из 125 вопросов, заключения и рекомендации на десятках страниц. Но аудитория пока это не воспринимает. Если, к примеру, в Германии институт сберегательных касс (Sparkasse), который и является проводником финансового консультирования, работает уже более 300 лет, и за много поколений немцы привыкли работать с детальными отчетами о состоянии дел в личном финансовом планировании, то россияне еще не готовы к этому — наших клиентов такой подход часто пугает. Во-первых, в ходе опроса человеку может быть некомфортно, что его финансы изучают под микроскопом — чем он владеет, сколько и где он зарабатывает, где и как формирует сбережения. Во-вторых, когда клиент получает огромный отчет с рекомендациями, он не в состоянии разобраться в результатах. Поэтому неправильно было бы полностью ориентироваться на западные стандарты, развивая культуру финансового планирования в России. Сегодня у нас финансовое планирование должно подаваться людям в очень простой, понятной и наглядной форме. Иначе контакта не будет.

В настоящее время важно сформировать у россиян привычку использования услуг по финансовому планированию. Поэтому первое знакомство с данными услугами должно быть приятным, комфортным, создавать эффект позитивного и удивительного открытия. Финансовое планирование вполне способно это сделать, ведь оно предоставляет человеку картинку его финансового потенциала, показывает, как воплотить свои цели в жизнь. Я считаю, что, развивая культуру финансового планирования в России, нужно искать свой путь к сердцам людей, а не просто копировать западные стандарты, к которым пока не готова целевая аудитория.

Как обстоят дела с финансовым консультированием на российском рынке?

Российский рынок только развивается в этом направлении в отличие от развитых стран, где финансовые советники находятся в шаговой доступности практически для каждого человека. На 100−150 граждан приходится один финансовый консультант. А в России один практикующий финансовый советник на сотни тысяч человек. Его днем с огнем не сыщешь. При этом лимит клиентов, которых может полноценно обслуживать один консультант, составляет 300−400 человек в год. Дальше будет страдать качество, начнется переход в обычные продажи финансовых продуктов.

На какую аудиторию нацелено большинство практикующих финансовых консультантов? Это в основном богатые клиенты или средний класс?

Каждый находит свою целевую аудиторию. Кто-то работает с очень состоятельными людьми, кто-то со средним классом, а кто-то консультирует и клиентов с низкими доходами, которые попали в проблемную ситуацию, например, с микрокредитованием, рефинансированием долгов или даже с процедурой банкротства физических лиц.

Среди наших финансовых консультантов есть те, кто занимается оказанием информационно-просветительских услуг и зарабатывает именно на этом. Это могут быть игры, семинары по финансовому воспитанию для детей, тренинги для женщин по разумному шопингу (сертификаты на участие в таких тренингах мужчины дарили своим женам на 8 марта). Повышая свой уровень, финансовые консультанты нарабатывают экспертную репутацию, расширяют клиентскую базу. Это хороший инструмент повышения лояльности, который, как я знаю, используют учебный центр и финансовые консультанты компании «Ренессанс Жизнь». Консультант по-новому раскрывается в страховом деле как профессионал.

Людям интереснее обращаться к независимым советникам или к финансовым консультантам банков и страховых компаний?

На данный момент статус финансового советника в России законодательно не закреплен. При встрече с независимым консультантом человек не до конца уверен в том, чем может быть подтвержден его опыт и квалификация. Каждый финансовый советник может показать свои грамоты, сертификаты о прохождении каких-либо курсов, но пока нет стандартов и лицензирования, для клиентов вопрос доверия останется открытым. А когда человек приходит к такому же финансовому консультанту, который, к примеру, принадлежит к страховой компании, тут уже за плечами стоит бренд, выплаченные клиентам суммы по страховым случаям и контроль Центробанка. Но в любом случае выбор остается за клиентом.

Как Вы оцениваете динамику повышения финансовой грамотности россиян за последние 15 лет?

Перед началом реализации проекта Министерства финансов «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Российской Федерации» в 2012 году провели замер и поняли, что в целом финансовая просвещенность людей на весьма низком уровне. Если в развитых странах считается нормой финансовое планирование и наличие подушки финансовой безопасности, то для нас это скорее исключение из общего порядка. Когда нашим гражданам задавали вопрос, занимаются ли они финансовым планированием, большинство давало утвердительный ответ. У респондентов уточняли, как они занимаются планированием? Ответ был краток — в голове! Это распространенная история, которая говорит о том, что многие россияне не планируют, не сберегают, не формируют резерв, не задумываются о пенсии. Всё ровно наоборот, чем за рубежом. И ключевые задачи проекта Минфина заключаются как раз в изменении такого отношения граждан — чтобы был резерв, чтобы была страховая защита, чтобы формировалась достойная пенсия.

Конечно, постепенно финансовая грамотность россиян повышается. В 2005 году исследовательский холдинг Ромир проводил опросы и, среди прочего, спрашивал — есть ли у респондентов финансовый план. В ответ многие смущались, не понимая, о чем вообще идет речь. Сейчас более 70% опрашиваемых уже знают, что такое финансовое планирование и считают это полезным. Большинство начинает интересоваться инструментами накоплений и сбережений, которые позволяют последовательно и надежно двигаться к своим финансовым целям. Запрос на эту тему вырос за прошедшие 10 лет в три раза. Люди обращаются к финансовым консультантам, потому что хотят создать финансовый план, сформировать накопления, защититься от рисков — в целом обеспечить устойчивость своего материального положения, чтобы можно было на что-то рассчитывать хотя бы на горизонте ближайших нескольких лет.

Интересен Ваш экспертный взгляд со стороны: в чем заключается роль страхования жизни в повышении финансовой грамотности и в развитии культуры финансового планирования?

Роль страхования жизни, не столько в повышении финансовой грамотности, сколько в целом, в рационализации финансовой жизни — обеспечение устойчивости. Страхование жизни как раз снимает те страхи, которые испытывает сегодня большинство россиян.

Для меня, как финансового консультанта, страхование — это некий фундамент, база для финансового планирования. Если у человека не диверсифицированы риски, если его базовый актив в виде способности зарабатывать не защищен, то, в принципе, ни о каком финансовом планировании речи быть не может. Ведь в таком случае непредвиденные обстоятельства могут в один момент поставить крест на всех планах.